045-4

 

Рассказ 5

Четырнадцатое февраля и плохая киса

 

 

Вообще-то, на четырнадцатое февраля у нас с мужем были обширные планы: рвануть на горнолыжный склон с парой друзей, потом устроить весѐлые посиделки и зимний пикник с глинтвейном… Но друзей внезапно скосил грипп, и мы остались без компании.

Накатались, сколько хотели, на лыжах и, уже в сумерках, вернувшись домой, решили посидеть вдвоѐм при свечах, есс-но, с приятным продолжением. Милые сюрпризы подарены, на столике – лѐгкое белое вино, тарелка с сырно-фруктово-ореховым ассорти (раз уж ужин с продолжением, то он должен быть минимальным), в DVD-проигрыватель вставлен какой-то диск…

Я вдруг вижу, что муж наливает в свой бокал воду, а в мой – буквально несколько капель вина, такое малипусечное количество, которое не хватит даже синичке на опохмелку. Просто понюхать, не более того.

Так. Значит, ОН собирается мной заняться (алкоголь, как говорится, в сессии не товарищ), и точно – под столом какая-то небольшая коробочка в чѐрной, с сердечками, обѐртке. А я даже знаю, где такая обѐртка обитает в нашем городе, в каком таком магазинчике!.. Нахожусь в приятном предвкушении.

— Разденься. Трусики можешь пока оставить.

Я с трепетом подчиняюсь. С этой минуты уже нет имѐн и домашних прозвищ, есть воля Хозяина и то, что он будет со мной делать. Вот странность – в рамках того, что я сама готова позволить. Не перестаю удивляться сему факту, и в душе тихонько закрываю дверцу в тот хитрый уголок, который лелеет чувство вины, что я, как нижняя, всегда получаю удовольствия чуть больше… Это он будет заботиться обо всѐм.

— Подойди. Руки за спину.

Недостаточно быстро двигалась, значит – шлепок по попе. Чуть-чуть, без фанатизма. Запястья обнимают прохладные кожаные браслеты, щѐлкает карабинчик на кольцах. Хм, я-то рассчитывала на еду для начала. Браслеты на щиколотках пока не сцеплены. Муж… ой, нет, Хозяин… неспешно достаѐт из-под столика коробку и нарочито медленно снимает подарочную бумагу.

— Кажется, много раз был разговор о том, чтобы кое-кто – не будем вдаваться в подробности, кто, – не кормил кота на столе и на диване?

Ах, как не вовремя! Неужели он думает, что я перестану это делать, даже если меня выпороть как следует?!

— Кот теперь накормлен от пуза и дрыхнет. Ты сегодня в роли кошки, станешь есть из моих рук. Если мне не понравится твоѐ поведение, или ты будешь не слишком аккуратна, или недостаточно грациозна – тогда точно ужинать придѐтся на полу.

Из коробки извлекается ободок с чѐрными кошачьими ушками и водружается мне на голову. Думаю, съязвить ли насчѐт чѐрных ушек на рыжих волосах, а то масть не совпадает, и принимаю решение, что не язвить в данном случае безопаснее для всех моих частей тела.

Следом за ушками появляется ошейник. Не широкий, из чѐрной жѐсткой кожи, с массивным кольцом, подпирающий подбородок и не оставляющий почти никакой свободы в движениях шеей, предназначенный для игр «пожѐстче». Нет, кокетливый, тѐмно-красный ошейник, узкий, с маленьким замочком, да ещѐ и с бубенчиком. Именно такой я надеваю на кота на даче, чтобы свирепый комнатный хищник не убивал понапрасну птиц, тихо подкрадываясь к будущим жертвам. Теперь такая же фиговина у меня на шее.

На пол, около моего обычного места за низким столиком, небрежно брошена пара подушек. Господин устраивается на диване. Тарелка для меня есть, но приборов нет. Конечно, руками-то мне пользоваться не придѐтся. Впрочем, данное обстоятельство уже кажется мне забавным.

— Киса проголодалась? Пусть попросит. Как следует.

Я медленно опускаюсь на пол, на то место, которое мне отведено. Я пускаю в ход всю свою гибкость, пытаясь удержаться на коленях, максимально прогибаясь вперѐд, трусь щекой, шеей, обнажѐнными грудками о колени и бѐдра Хозяина (ай, щѐки горят после мороза, ай), и языком касаюсь пряжки его ремня. Я же ласковая кошка, и я хочу есть.

— Ещѐ.

Показываю всѐ, на что способна. Хорошо, что щиколотки не скреплены вместе, а то бы плюхнулась на пол, и было бы уже не аккуратно, и не грациозно, факт. У кошки четыре лапки, а у меня в распоряжении только две, да и то нижние.

— Молодец. Сядь.

Я осторожно, экономя движения и потягиваясь, присаживаюсь на колени, на подушки, опускаю глаза к столу, смотрю чуть-чуть в бок, у котов же можно многому научиться, если подсмотреть. А теперь можно заглянуть в глаза.

В детстве я ненавидела, когда меня кормили с ложечки, в рекордные сроки научилась есть сама. Я терпеть не могла, когда кто-то пытался меня одевать. Почему сейчас эти простые действия заставляют волноваться и дико возбуждают?.. Вот так, с рук, как зверушку, никогда не кормили. Есть из любимых рук очень даже приятно, касаясь язычком его пальцев, задерживаясь на доли секунды больше, чем это сделал бы кот.

Виноградина, кусочек сыра… Пара крошек падает в тарелку, и я подбираю их как можно элегантнее, я вам не какая-нибудь бродячая котишка. Мы домашние, прирученные. Правда, и оцарапать сможем, если что не так. Палец, смоченный в вине, прогуливается по моим губам. О, да…

На экране – «Горькая луна» Полански, я давным-давно смотрела еѐ, и уже подзабыла подробности, но сейчас не до фильма. Мы оба не смотрим в сторону телевизора, мы заняты процессом. Кот всѐ-таки царственно появляется у стола, намѐтанным глазом оценивает шансы на вкусняшки, прикидывает, что они равны нулю, говорит «мур», и уходит. Опять эти хозяева чудят, ну и пѐс с ними.

Есть уже не хочется, желания совсем другие, свернувшиеся где-то в животе пушистым клубком кошачьих нежностей. Я бы замурлыкала, если бы умела…

* * *

Округлый тонкий ремешок, сплетѐнный из хорошо обработанных полосок кожи и завязанный на шее – деталь почти декоративная, не несущая сколько-нибудь серьѐзной функции. Ничего не стоит вытолкнуть его языком изо рта, хорошенько покрутив головой, если, конечно, вся нижняя половина лица плотно не замотана бондажным скотчем.

Красненьким, в тон ошейнику. Как у меня сейчас. Тогда ремешок никуда не денется, он фиксирует язык, и издавать громкие звуки уже точно не выйдет. Подозрительно хорошая звукоизоляция, скажу я вам. Получается, я была недостаточно грациозна за ужином, и меня накажут?..

Наверное, плохо лакала из блюдечка. Не собираются же меня пороть в Валентинов день??? Хозяин указывает мне на диван, куда я с приглушенным фырканьем забираюсь. Вот теперь браслеты на щиколотках защѐлкнуты, и сами щиколотки подтянуты и привязаны к запястьям, ограничивая возможности передвижения. Правда, ремень относительно длинный, и кое-какой простор для манѐвра есть, но недостаточно.

Киса попалась.

— Никуда не уходи, я скоро.

Стара шутка!.. Что он собирается делать, интересно?.. Что?! Ох, надо быть осторожнее с желаниями, они сбываются!!! Пытка, дорогие дамы, – это не зажимы на соски. Это то, что я сейчас увижу.

Кухню от гостиной в нашей квартире отделяет стена с окном. Так очень удобно – для дружеских застолий, да и просто для быта. И через окошечко я вижу с дивана, абсолютно беспомощная, как мой муж и Хозяин собирается помыть посуду.

Право слово, три тарелки, два бокала и прочую мелочь я уберу за полторы минуты. Но если мужчина что-то взялся делать на кухне, он это сделает со всей тщательностью и педантизмом, на которые только способен. Он будет вытирать каждую мелочь до блеска и может даже заглянуть в те потаѐнные места, где я позволяю себе иногда ослабить внимание к лишней пыли и где хочу видеть только свою руку.

— МММММ!

В переводе с заткнутого на человеческий это означает: «Куда ж ты ставишь это синее блюдо??? Рядом с оранжевой кофейной парой??? Как ты мог?!».

В ответ на этот тихий демарш Хозяин зловеще усмехается и закрывает кухонное окно шторкой. Нееееееет!.. Прямо-таки вечер воспитания. Сперва – за кормление кота в общественных местах, а вторая акция, видимо, за лѐгкое недавнее вмешательство в виде сортировки бумаг на письменном столе. А я уже так возбуждена, но не могу себя потрогать. Сколько можно там ещѐ возиться?! Слышу звук набираемой в ванну воды…

Это любопытно.

Возвращается. Буквально швыряет меня на бок. Надевает на глаза маску-домино. Слышу щелчок зажигалки. Догадываюсь, что будет, и жду с жутким сердцебиением – ведь в коробке был и третий предмет, свеча. Если бы могла смотреть на себя со стороны, то увидела бы, как кожа стремительно бледнеет, пытаясь защититься от горячих капель воска.

Ожидание боли всегда острее самой боли. Томительные секунды всегда так хочется продлить!.. Ждѐшь их с замиранием, и в то же время – боишься. Когда первая капля падает на бедро – как будто круги по воде, расходится по коже тепло, смешанное с болью, подчѐркнутое сексуальным возбуждением, и запечатлѐнное ярким розовым пятном – как бутоном цветка.

Вторая капля падает рядом, так же медленно и жестоко, и первый круг на воде, затухая, пересекается с новым. Дорожка капель бежит от бедра к груди, и вторая – по плечам, и я сжимаю зубами ремешок, ловя свои ощущения. Кажется, всѐ…

Звук расстѐгиваемой молнии на джинсах. Щиколотки отцеплены от запястий, я осторожно вытягиваюсь, что очень приятно после напряжения. Хозяин приспускает мои трусики, и…тут, между моих драгоценных половинок оказывается изрядная порция смазки.

Хотите смейтесь, хотите нет, но данный барьер пока не пройден. Я очень люблю небольшие анальные игрушки, а вот главную игрушку, внушительного размера, являющуюся продолжением тела моего мужчины, я туда допустить до сих пор не готова. Конечно, сейчас он меня пугает, и мне это нравится, но вдруг??????? Зачем столько геля??????

Оказавшись на животе, я заѐрзала, так, на всякий случай, выявить намерения. Получила по попе.

— Быстро расслабилась! И перестань крутиться.

Ох… Нефритовый Жезл повелителя начинает скользить между моих ягодиц, вперѐд- назад, темп нарастает… железная рука прижимает меня к дивану за шею… а Облака уже так близки, кошачьи ушки потеряны, скорее всего, улетели на пол… Ахх! Господин дождался Дождя без меня. Горячая струя выстреливает мне на спину, и я чувствую себя обманутой, взвизгивая от разочарования. С другой стороны, несомненно, будет продолжение. Надо успокоиться и ждать.

Хозяин снимает с моих рук и ног браслеты. Вытирает салфеткой спину, потом немилосердно отскребает капли застывшего воска, убирает скотч с лица. Маска и ремешок остаются на своих местах, и, по давнишней взаимной договорѐнности, если какие-то девайсы на мне, или во мне – то они должны быть там до особого распоряжения, или пока Хозяин сам их не уберѐт. А вот пить уже хочется, и к счастью, Хозяин это понимает. Соломинка упирается в губы; прохладный зелѐный чай сейчас как раз то, что нужно.

— Наклонись.

В попке всѐ-таки оказывается плаг. Потом я чувствую движение широкой шѐлковой ленты по талии; петля, узел, лента уже скользит между ног, и вот плаг закреплѐн.

Обострившимися чувствами осознаю, что в ход пошѐл пояс от моего халата. Хорошо, что не верѐвка. Такие жѐсткие прикосновения в состоянии сильного возбуждения меня бы не обрадовали.

Несѐт меня в ванную и опускает в тѐплую воду. Устраиваюсь удобнее, никто же не запрещал. Слышу, как он раздевается и присоединяется ко мне. Собирает мои волосы заколкой на темени. А, всѐ равно уже намокли, можно не стараться.

— Вытяни руку ладонью вверх.

Что это? Судя по запаху, массажное масло. Так и есть, придѐтся разминать кое-кому шею и плечи. Где это видано, чтоб кошки делали хозяевам массаж? Они всего лишь слегка «доят» когтистыми лапками, что я и сделала. Не выгорело.

— Будешь отлынивать, подвешу на турник и выпорю.

Не хочу на турник!.. Смирившись с неизбежными обстоятельствами, подчиняюсь, двигая руками как надо. Когда зрительная депривация длится уже довольно долго, кончики пальцев приобретают особую чувствительность, и не только они. Тѐплая вода обтекает бѐдра. Привкус кожаного ремешка и зелѐного чая во рту. Приятное давление плага и упирающийся в поясницу узел шѐлкового пояса. Как это всѐ сплавилось в одно!

— Я доволен. Достаточно.

Теперь моя очередь таять под его руками. Пояс развязан, пробочка вынута. Целоваться через ремешок очень даже мур-мур!.. Я оказываюсь сверху, наконец-то! Мы двигаемся, и очевидно, что вода перехлѐстывает через край ванны. Недружественно по отношению к коту, потому что он как раз вкушал сладкие сны на коврике рядом, судя по возмущѐнному хриплому мяву. Долгожданный огонь внизу живота, граничащий с болью от долгого сдерживания. Мы достигли Облаков и Дождя, теперь вместе…

Все игрушки долой. Щурюсь от света, трогаю кончиком языка стѐртые уголки губ, муж улыбается и явно без чувства вины пожимает плечами, словно цитируя какой-то старый мультфильм: «прости, дорогая, но так получилось». Махровое полотенце, бокал белого вина, на ручки, а потом баиньки.

…Ну что ж, двадцать третьего февраля я, так и быть, повешу на турнике.

 

Рассказ 6

В ванной на коленях

 

 

Куда-то все авторы мужского пола сбежали с сайта. Значит, опять придётся заниматься самосвязыванием...

Как всегда всё началось с картинки, она давно лежала у меня в папочке с будущими идеями для сессий:

На этих выходных было много разных неотложных дел, поэтому для разнообразия решила провести эксперимент рано утром в понедельник (на работу мне только к 12, поэтому, если встать пораньше, то времени хватит с запасом).

Итак, вот как это было:

Я заранее заморозила лёд (с ниткой внутри) в ёмкости из-под йогурта, я уже пару раз пользовалась этим способом освобождения, поэтому знала, что это даст мне около двух часов времени.

Запасной способ для безопасности был выбран довольно экстремальный — подружка с ключом от входной двери, проинструктированная прийти около 12, под предлогом разбудить меня на работу. Эта подружка не в курсе моих развлечений, так что тем самым я давала себе дополнительный стимул успеть всё до её прихода. Успокоила я себя тем, что вероятность такого провала минимальна, за весь мой продолжительный опыт такое случилось только один раз (может быть, я как-нибудь расскажу об этом).

Встала я пораньше, около 8. Так хотелось спать, что я чуть не отправилась обратно в постель, но уже сделанные приготовления и мысленные подбадривающие удары самой себя по попе стеком сделали свое дело, и в 8.20 я уже стояла на коленях в ванной с грудой девайсов перед собой.

Ключ от наручников с ниткой во льду я повесила прямо в дверном проёме в ванную. Когда лёд растает, ключ (предположительно) опустится в пределы досягаемости моих рук.

Потом я связала себе лодыжки, а концы верёвки протолкнула в заранее намеченную щель под деревянным порожком ванны (иногда не очень качественный ремонт в съёмной квартире даже на пользу), зафиксировав ноги прямо посередине прохода. Колени мои стояли в ванной, а пальцы ног ощущали ребристый линолеум коридора. Подёргав ногами, я осталась довольна результатом, получилось даже лучше, чем на картинке.

Во-первых, я не могла поднять ноги ни на миллиметр от пола, а во-вторых, я обнаружила, что не могу переносить вес на свои лодыжки — острый край порожка пребольно впивается в ноги при любой попытке немного разгрузить уже начавшие приятно ныть колени. Ммм... В этом месте пришлось мысленно дать себе по рукам, которые уже потянулись погладить мне низ живота.

Оттянув несколько звеньев верёвки от связанных лодыжек, я просунула под них браслет от наручников — чуть позже этот элемент соединит мои запястья и лодыжки короткой привязью. Отсутствие узлов на этих верёвках не даст мне возможности освободить руки, если я только не смогу дотянуться до узлов, спрятанных мной где-то за порожком под пальцами ног.

Длинную верёвку я заранее перекинула через верхнее звено сушилки высоко на стене напротив себя. Другой верёвкой я плотно обмотала себя вокруг живота, завязав узлы в районе пупка, подальше от рук, когда они будут зафиксированы за спиной. Верёвку от сушилки я протянула у себя между ног, пропустив её один раз за мотками в районе копчика. Пока не стала натягивать, просто завязала полуузлом перед собой.

Осмотрелась по сторонам, не забыла ли чего (а то все следующие действия мне предстояло делать в полной темноте). Перевела дух. И начала наматывать себе на глаза маску (простую, из длинного отреза чёрной ткани примерно в ладонь шириной). Сперва совсем свободно, чтобы ткань легла складками и закрыла щели между носом и щекой, а потом плотно, чтобы надёжно зафиксировать. Конец чёрной ленты закрепила двумя канцелярскими зажимами.

Нащупала кляп (простой шариковый, красный), затянула его как смогла туго на затылке. Хотя передо мной в куче лежали на выбор разные прищепки и зажимы, притащенные вместе с остальными девайсами, я подавила желание воспользоваться чем-то из этого богатства. Сессия обещала быть довольно продолжительной, а я уже чувствовала заметный дискомфорт в спине, коленях и лодыжках.

Теперь самое сложное. Я подобрала браслеты наручников и засунула их за одно звено верёвки на поясе (чтобы иметь возможность потом до них дотянуться). Нащупала верёвку перед собой, уходящую вверх и вперёд, и выбрала всю слабину, натянув её как только смогла туго. Потом задержала дыхание и одним движение укоротила её ещё сантиметров на 10. Ауч!

Нельзя так с утра в понедельник обращаться со своими интимными частями тела! Но иногда хочется... Сделала несколько узлов, свободные концы обмотала вокруг самой верёвки, чтобы сделать её пожёстче. Завела руки за спину, с трудом вытянула браслеты из-за пояса (в какой-то момент думала, что придётся всё же ослабить переднюю верёвку и сделать всё снова). Но сказался опыт прошлых лет, и, наконец, второй браслет защёлкнулся на моем левом запястье, отрезая мне последний путь к освобождению.

К этому моменту я так устала, как будто целый час отбивалась от парочки мускулистых насильников (странные мысли приходят в такой позе, да?). Мне хотелось только одного — расслабиться и дать отдохнуть своим наиболее пострадавшим частям тела. Но не тут-то было! Верёвка, тянущая наручники на запястьях вниз к лодыжкам, не давала мне полностью выпрямиться и встать ровно на колени. Приходилось отклоняться назад. При этом верёвка спереди, наоборот, самым чувствительным образом напоминала мне, что бёдра мне лучше держать как можно выше и прямее! Колени на любое колебание тела самым громким голосом кричали мне, какой, оказывается, неровный пол в ванной.

Я попыталась встать более устойчиво, расставив немного ноги в стороны, но тут же отказалась от этой затеи, наказанная резкой болью между ног. Только тут меня накрыло понимание, что мне ещё предстоит провести в этой позе ещё очень много времени... «Нет-нет-нет-нет!» — закричало моё тело — «Вырваться! Освободиться!».

Попыталась скинуть маску с глаз — безуспешно, попробовала вытянуть наручники из верёвочной петли или дотянуться до узлов под лодыжками — бесполезно, я неконтролируемо забилась на верёвке, поймавшей меня за самое чувствительное место как рыба на леске. Где-то в этот момент полного осознания собственной беспомощности меня накрыл сабспейс и, кажется, ещё и оргазм. «Очень удачная сессия получилась» — где-то очень далеко произнесла та часть моего мозга, которая ещё могла что-то соображать.

После этого момента уже мне сложно рассказывать последовательно. Я помню, что большую часть времени провела сильно выгнувшись вперёд и опираясь пальцами рук на пятки и фактически повиснув на передней верёвке, мне удалось как-то удачно сдвинуть её в сторону, и она уже не доставляла мне таких мучений. Всё равно было нестерпимо неудобно.

В какой-то момент я начала громко постанывать, потом с большим усилием я заставила себя замолчать. Я не могла ничего видеть из-за маски на глазах, полная темнота окружала меня, поэтому удивительно обострился слух и осязание: я, казалось, могла слышать, как люди входят и выходят в свои ванные комнаты на 3 этажа вверх надо мной, включают и выключают воду, разговаривают с другими людьми; как потоки прохладного воздуха из коридора затекают в ванную, удивляясь странному, дрожащему, покрытому капельками влаги препятствию в дверях, гладят меня по плечам, шевелят волосы на голове.

В какой-то момент я даже посмеялась, представив, как глупо выгляжу со стороны коридора в своей беспомощной позе. Потом вдруг испугалась, когда мне показалось, что кто-то зашёл в квартиру, я подумала, что уже прошло много времени, и это моя подружка пришла меня «будить». Потом испугалась ещё больше, когда подумала, что это не подружка моя пришла...

В какой-то момент я обнаружила, что держу в руке мокрую нитку и не могу понять, что это такое. Это вернуло меня к жизни. Я смогла подтянуть ключик и расстегнуть наручники. После этого я вытащила кляп и сдёрнула маску с глаз. Мне потребовалось минут 10 после этого, чтобы дать спине разогнуться, а глазам привыкнуть к ослепительному свету.

После, развязав остальные верёвки, я тут же переползла в ванну и упала там без сил в наполняющую её воду. Впрочем, на одно дело меня ещё хватило, заодно и пригодилось кое-что из девайсов, что я притащила в общей куче. Оргазм был очень энергичный.

Пришло время пересчитать пострадавшие части тела: несмотря на отчаянные сигналы, лодыжки и колени практически не пострадали. Та часть тела, что изображала пойманную на блесну рыбу, тоже не жаловалась, впрочем, она привыкла, ей ещё и не так доставалось.

А вот руки наручниками я себе заметно поцарапала, там были видны отчётливые следы из тех, что остаются на несколько дней. Впрочем, это тоже не в первый раз, моя незаменимая кофта с длинными рукавами вполне справится с этой проблемой. Ещё я надавила себя кляпом в уголках рта, там были заметны покраснения, но немного тоника и яркая помада скрыла последние следы моего приключения.

По моим расчётам вышло, что лёд растаял гораздо быстрее, чем обычно (видимо, в ванной воздух теплее) и на всё действие вместе с подготовкой у меня ушло даже меньше двух часов (субъективно прошло раз в 10 больше времени). Подружку я уже встречала, как ни в чём не бывало, в халате, прибрав все улики, и сказав ей, что только что проснулась.

Итого вывод: поза очень интересная, ставлю ей 5, но очень болезненная, особенно если добиться хорошего натяжения верёвок. Возможно, буду пробовать её ещё, возможно, с какими-то модификациями (у меня уже есть идеи).

Выбор места (я фактически первый раз делала это в ванной комнате) тоже оправдался, необычные звуки и ощущение узкого пространства хорошо действуют, когда у тебя ослепляющая маска на глазах. К тому же легко найти места для крепления верёвок.

Работалось, кстати, в этот день отлично. Но что-то меня всё же выдавало, наверное, какой-то блеск в глазах. Несколько человек мне сказали, что я отлично выгляжу, а самый наглый товарищ из отдела доставки так и сказал: «Ты чего такая довольная сегодня? Трахалась опять все выходные?!». Знал бы он, как это было на самом деле...

А ведь возможно, что девушка с подобными увлечениями работает и с вами рядом? А вы даже не догадываетесь... И уж наверняка мы пересекались не раз в людных местах: ходили на одни и те же лекции, сидели в маршрутке на соседних сидениях, танцевали в клубе под одну музыку, выбирали чай на соседних полках в супермаркете.

Присмотритесь в следующий раз: может быть, эти длинные рукава скрывают следы от верёвок на запястьях, а те едва заметные покраснения в уголках губ образовались от чересчур долгого пребывания в кляпе. И подумайте об этом 😉

 

Читать далее...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *